Сабина Сабирова-Бристоу: «Новая зеландия очень «сладкая» страна»

Автор интервью — Татьяна Перминова, то есть я. Интервью было опубликовано в журнале «Тут и Там», который и является правообладателем. Но поскольку журнал канул в лету, а я не хочу, чтобы интересные материалы пропадали, беру на себя труд сделать репосты своих статей к себе.

Сабина Сабирова-Бристоу могла бы переехать в близкую и понятную Великобританию, её муж англичанин. Но они выбрали другой конец света – Новую Зеландию, где запустили компанию по производству кваса! История её жизни в сейсмически активном Крайстчерче в проекте «Цветы эмиграции».

Sabina 1

О первой загранице

Самой первой поездкой за рубеж, которая произвела на меня впечатление, была поездка в Восточную Германию по туристической путёвке в 1990 году. Даже в постсоветской части Германии по сравнению с СССР всё было тогда очень круто. Но я до сих пор помню свои ощущения, когда мы прошли через Бранденбургские ворота в западную часть Берлина! Это был абсолютно другой мир! Для меня эта разница в образе жизни их и нашем казалась невероятной. Я училась в школе с углубленным изучением английского языка в Казани. И в 17 лет мне довелось съездить по обмену в Канаду, где я провела три недели. За эти недели у меня произошёл значительный прогресс именно в отношении разговорной речи, ведь грамматику мы все знали хорошо, а вот языковой практики не хватало. После окончания школы я поступила в университет на факультет иностранных языков, там у меня появилась подруга из Калифорнии и, благодаря общению с ней, я стала разговаривать на английском языке совершенно свободно. Кроме того, к нам в университет приезжали студенты-англичане по программе обмена, их расселяли в семьи, и нам, русскоязычным студентам, доводилось общаться с ними. Кстати, именно так я познакомилась со своим будущим мужем.

После университета я решила поехать в Москву. В то время знание английского языка было огромным козырем при трудоустройстве. Иностранные предприятия только стали приходить на российский рынок, и людям, владеющим иностранными языками, было достаточно легко найти работу в международной компании. Я устроилась в фирму Canon ассистентом сервисного отдела. За тринадцать лет работы в этой компании я доросла до должности начальника отдела внешних коммуникаций, очень много ездила по разным странам, получила второе высшее образование в сфере рекламы и маркетинга. Что касается того студента-англичанина, который впоследствии стал моим мужем, он в 1996 г. тоже обосновался в Москве, через некоторое время устроившись переводчиком с русского на английский в крупную юридическую компанию. Таким образом, мы смогли продолжить наше общение и в 2003 г. поженились.

О жизни с иностранцем

Когда ты замужем за иностранцем и живёшь в России, ты понимаешь, что рано или поздно тебе придётся оттуда уехать. В нашем случае это произошло в 2013 году. Несмотря на происхождение моего мужа, в Англию он не особо стремился. Мы рассматривали другие англоязычные страны для переезда, включая Австралию, Канаду и Новую Зеландию. Мы изучали иммиграционные правила этих стран, исследовали возможности трудоустройства в этих странах, при этом я понимала, что с моей профессией-маркетолога мне будет очень сложно найти там хорошую работу. В итоге наш выбор пал на Новую Зеландию, поскольку у мужа там жила сестра, и туда же переехали его родители, стремившиеся быть поближе к внукам. Для того чтобы получить вид на жительство в Новой Зеландии муж зарегистрировал там свой бизнес, в то время это было достаточно просто организовать и не требовало особых вложений. Его дело заключалось в оказании переводческих услуг для российских клиентов. Как это ни странно звучит, но в Новой Зеландии такой бизнес имел смысл в связи с огромной разницей в часовых поясах – муж получал задание вечером по российскому времени (а в Новой Зеландии было уже утро следующего дня), и к российскому утру оно было уже выполнено. Таким образом, в декабре 2013 г. мы с нашими тремя детьми, которым на момент переезда было 8, 4 и 2 года, переехали на Южный остров Новой Зеландии в город Крайстчерч.

Sabina 2

О юге Новой Зеландии

Сейчас я считаю, что мы сделали большую ошибку, не изучив досконально все детали этого места ещё до отъезда. Да, мы были до этого в Новой Зеландии, путешествовали по Южному Острову, но в самом Крайстчерче провели только два дня. Поэтому, когда мы переехали, первые полгода я просто пребывала в шоке от того, насколько это место «не моё». Во-первых, после Москвы этот город оказался совершеннейшей «деревней» с малопривлекательной архитектурой (несмотря на то, что многие дома были построены в английском стиле). Во-вторых, тут очень большие расстояния. В Москве я не водила машину, а пользовалась общественным транспортом или передвигалась на самокате. Здесь же обходиться без машины оказалось нереально. В-третьих, мне до сих пор не хватает здесь московской «движухи», к которой я привыкла и которую всегда любила. Но я говорю сейчас именно про Крайстчерч, а не про всю Новую Зеландию. В Окленде или Веллингтоне, которые находятся в северной части страны, атмосфера совсем другая…

Итак, мы арендовали дом, причём это было не так легко сделать в связи с дефицитом свободной недвижимости для аренды в городе. Здесь очень много иммигрантов из Китая и других стран дальневосточного региона, поэтому спрос на жилье всегда очень высокий, а мы ещё и попали в пик цен на дома. Кроме того, местные владельцы домов и квартир не настроены сдавать свою собственность только что прибывшим иностранцам, у которых ещё нет рекомендаций от предыдущих арендодателей. В итоге нам, всё-таки, удалось найти приличный новый дом в нормальном районе, где мы живём и по сей день.

О школе

Ещё до поисков дома мы озадачились вопросом выбора школы для наших детей. В Новой Зеландии государственные школы строго привязаны к месту жительства, а поскольку контингент жителей, населяющих разные районы и пригороды, отличается с точки зрения уровня доходов, происхождения и культурного состава, то и уровень школ отличается соответствующим образом. Мы выбрали подходящую нам школу и уже от этого отталкивались при поиске дома.

Устройство в школу, когда у тебя уже есть жильё и домашний адрес, происходит очень просто: ты подаёшь необходимые документы, и всё. В государственную школу вашего ребёнка обязаны принять.

В Новой Зеландии существует необычный для нас график приёма детей в школу. Учебный год начинается в феврале, но здесь не ждут 1 февраля или другой фиксированной даты, а принимают детей, как только им исполняется пять лет. Если день рождения наступает в период каникул – ребёнок идет в школу в первый день после каникул и просто вливается в коллектив. Но поскольку для таких маленьких детей школа – это, по сути, почти детский сад, то и проблем с адаптацией обычно не случается: у детей ещё нет серьёзных уроков, они, как и в детском саду, много играют и общаются друг с другом. Домашние задания в школах детям практически не задают.

С 5 до 11 лет дети учатся в начальной школе (primary), с 11 до 13 лет – это средняя школа (intermediate), а после 13 лет дети поступают в высшую школу (high school). В высшую школу попадают, опять же, согласно району проживания, но если вы хотите учится в школе не своего района, то вам важно показать соответствующие результаты экзамена в средней школе. Оценки в течение года не ставят на протяжении всех школьных лет начальной и средней школы. Два раза в год в конце полугодия родителям сообщают об успеваемости ребёнка относительно средних значений (above the line or below the line). При этом могут дать рекомендацию сделать упор на какой-то конкретный предмет, например, на математику. Но ребёнку в школе по этому поводу не сообщается ничего. Родители сами решают, каким образом они будут доводить до своего ребёнка эту информацию, и будут ли вообще.

У нашего старшего сына, который на момент переезда успел отучиться полтора года в российской школе, сначала были большие проблемы с пониманием того, что от него ожидают в плане учёбы. После российской муштры, поступив в новозеландскую школу, он ощутил полную расслабленность – там даже парт не было, дети сидели где хотели, могли свободно передвигаться по классу, общаться и т.д. Первые три недели после каникул они всё время рисовали – у них был арт-класс. Соответственно, у него сложилось впечатление, что здесь можно вообще ничего не делать. То есть, первые полгода в школе для него была «лафа полная», пока мы не подключились, и не стали вместе разбираться что к чему.

Конечно, мне с моим менталитетом и привычкой к нашему образованию до сих пор сложно воспринимать серьёзно такой стиль обучения. Не могу сказать, что я очень довольна этой системой. В детях с малых лет воспитывают чувство социума (т.е., ребёнок – это некая «ячейка общества» в лучших традициях Советского Союза). И тут действует принцип, что есть определённые правила поведения в данном обществе, и ты должен безоговорочно следовать этим правилам. В случае возникновения проблем или совершения ребёнком какого-нибудь проступка его не ругают, на него не кричат, но долго и дотошно объясняют, почему так делать нельзя.

Sabina 3

Об адаптации детей

Нашему старшему сыну на момент переезда было восемь с половиной лет. Поскольку отец у него англичанин, проблем с языком у него никогда не было, он свободно говорил и читал и по-английски, и по-русски. Кроме того, он очень общительный и свободно чувствует себя в любой мультинациональной среде, поэтому с первого же дня в новой школе он был как рыба в воде. Младший сын в свои четыре года не говорил стопроцентно по-английски, а по-русски он говорил очень хорошо. Поэтому поначалу он не понимал новозеландскую речь, но ему достаточно было провести полгода в местном детском саду, чтобы начать свободно общаться. Сейчас у меня с ним другая проблема – он ленится и не хочет говорить по-русски.

Что касается нашей дочери, поскольку она переехала, будучи в двухлетнем возрасте, никаких адаптационных проблем у неё не было. В два с половиной года она пошла в садик, обзавелась подружкой, заговорила на английском языке, иными словами, освоилась на новом месте очень быстро. Она продолжает говорить и на русском, но, к сожалению, не так хорошо, как мне бы хотелось.

Что касается меня, то через полгода после переезда начала искать работу. Прекрасно отдавая себе отчет в том, что на должность аналогичную той, что у меня была в России, меня здесь не возьмут, я готова была рассматривать вакансии попроще. Однако у меня возникла проблема противоположного характера – я оказалась «overqualified» (слишком квалифицированной) для большинства позиций. И работодатели понимали, что через какое-то время я просто потеряю мотивацию, и мне нужно будет развиваться. Таким образом, я отказалась от этой затеи, и мы с мужем стали изучать варианты создания собственного бизнеса. В итоге мы открыли компанию по производству кваса!

Sabina 4

О квасе!

Новая Зеландия – очень «сладкая» страна. Местные жители большие любители сладкого, здесь все привычные нам продукты: йогурты, напитки и даже, например, местный кетчуп имеют гораздо более сладкий вкус, чем в России. Поэтому людям, стремящимся к здоровому образу жизни, часто невозможно найти для себя что-то более подходящее по вкусу. Кроме того, в последнее время в обществе стала популярной тема «пробиотиков», так что идея с квасом нам показалась вполне интересной. Мы зарегистрировали бизнес (а в Новой Зеландии это делается за считанные минуты), оборудовали специальное помещение в нашем доме и начали готовиться к запуску продукта. Вся подготовка заняла у нас около года: бюрократические процедуры, связанные с организацией пищевого производства, дизайн и создание брэнда, тестирование продукта – всё это потребовало времени и определенных затрат. Местные жители, «киви», как они сами себя называют – народ не особенно расторопный, поэтому решение каких-то вопросов занимает гораздо больше времени, чем могло бы. Сейчас наша компания, The Kvas Company, производит под маркой «Brod» несколько сортов кваса. У нас есть классический, лимонный, черничный квас, а также сорта с натуральными ароматами лаванды, розы, кофе, какао, жасмина и чили. Все добавки у нас абсолютно натуральные, ароматы не забивают естественный вкус кваса, но оставляют приятное особенное послевкусие. Мы очень тщательно подошли к вопросам брендинга и качества, в отличие от многих компаний, которые начинают здесь своё производство.

О климате

Здесь говорят, что в Крайстчерче «four seasons in one day» (четыре сезона в одном дне). В течение дня погода может меняться кардинально: днём жара, ночью холод, в любой момент может пойти дождь или даже снег. В футболке вечером не часто выйдешь, и даже летом я всегда с собой ношу ветровку, поскольку в любой момент может налететь штормовой ветер. Зимой средняя температура днём – плюс 10 градусов, минусовая температура бывает ночью, но это не критические значения.

О сейсмической активности

Землетрясения – это постоянное явление в Новой Зеландии, в особенности на Южном Острове. Очень сильные подземные толчки жители Крайстчерча испытали в 2010 и 2011 гг., когда погибли и пострадали около двухсот человек, и многие здания, включая Кафедральный Собор города,были разрушены.

У меня есть ощущение, что город до сих пор не пришел в себя после тех землетрясений. Сама я пугающую силу природы испытала на себе один раз, когда стены нашего дома фактически заходили ходуном от подземного толчка. Но все современные дома в Новой Зеландии строятся с учётом сейсмических факторов, поэтому не слишком сильные землетрясения угрозы для конструкции не представляют. Обычно мы чувствуем примерно те же самые вибрации, что и жители Москвы, чьи дома находятся над станциями, где метро не очень глубокое. Я уже привыкла жить с мыслью о том, что мы находимся в зоне сейсмической активности, я не накручиваю себя по этому поводу, а больше стресса мне причиняет то, что мои близкие люди, находящиеся в России, очень переживают из-за новостей о землетрясениях и беспокоятся обо мне и моей семье в связи с этим.

Про озоновую дыру

Да, это не миф! Солнце в Новой Зеландии очень активное. У нас действительно существует повышенный риск заболевания раком кожи. У старшего поколения, которое пренебрегало головными уборами и не мазалось кремами с UV-фильтрами, рак кожи – это очень распространенное явление. В школах и детских садах дети обязаны носить шляпы (это часть школьной формы) и пользоваться солнцезащитным кремом в период с октября по апрель. Тем не менее, Новая Зеландия находится в первой двадцатке стран по продолжительности жизни населения согласно списку ВОЗ.

Sabina 5.JPG

О природе

Что мне реально нравится в Новой Зеландии – и я даже думаю, что хорошо, что мы не поехали в Австралию – здесь нет никаких ядовитых змей и насекомых, ну кроме одного паучка, которого встретить не так уж и легко, да и он не представляет угрозу жизни человека. В этом плане у нас совершенно безопасно, и поход за грибами доставляет нам большое удовольствие, причём грибов здесь видимо-невидимо: белые, подберёзовики, маслята и список можно продолжать. Благо местные жители их совсем не собирают.

Но самое классное именно в Крайстчерч то, что буквально час езды, и мы попадаем в места, изображения которых обычно сопровождают статьи про удивительную природу Новой Зеландии. Это потрясающая красота! Здесь очень много уникальных, необычных мест, таких как холодные джунгли, например. Буквально в полутора часах от нас есть горнолыжные склоны, которые очень популярны среди любителей зимних видов спорта. До океана от нашего дома примерно полчаса езды на машине. Купаться мне там не всегда хочется, так как вода для меня всё же холодновата, но в любом случае ощущения от океана непередаваемые. Это такая мощь! Кроме того мы каждое лето ездим в отпуск по стране. Здесь достаточно популярно останавливаться в специально оборудованных местах для путешествующих на машине. Вот уже три года подряд мы останавливались в таких местах, ночуя в палатках.

Sabina 6

Не могу сказать, что мне это очень нравится, но дети восторге от такого вида отдыха. Мы побывали почти везде на нашем острове, единственное, нам пока не довелось съездить на самый юг, к фьордам, поездку туда мы запланировали на лето, на конец января!

О ностальгии

В принципе, я не испытываю недостатка в общении, благо сейчас есть все технические возможности для этого. Я продолжаю отношения со своими подругами, которые остались в России, узнаю все новости, последние события. Что касается местных жителей, то они несколько закрытые, не идут легко на контакт и не готовы быстро впустить тебя в свой круг. Причём, как я поняла, это специфика именно людей Южного острова. На Северном острове, мне говорили, что люди гораздо более коммуникабельные и открытые. У меня, конечно, есть круг общения среди русскоговорящих эмигрантов, которых в Новой Зеландии достаточно много. Но также есть и местные новозеландцы, пусть их немного, но у нас вполне близкие отношения. Теперь я чувствую себя нормально, хотя в первый год мне было в этом плане тяжело. И всё-таки, я надеюсь, что нам удастся в конце-концов переехать на Северный остров и обосноваться, скажем, в Веллингтоне, где уровень социально-культурной жизни гораздо более приемлемый и для меня, и для моей семьи.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s