Португальская история

Как и обещала, продолжаю постепенно выкладывать затерянные в недрах интернета истории, записанные мной для журнала «Тут и Там», так преждевременно и скоротечно покинувшего этот мир.

Интервью с Анной Бугашевой, Алентежу, Португалия.  Автор Татьяна Перминова, то есть я. Опубликовано весной 2017 г.
Анна профайл

Я родилась в Белгородской области, там я выросла и закончила университет. А в двадцать четыре года судьба забросила меня в Санкт-Петербург и, как мне кажется, именно там я начала взрослеть. По образованию я  переводчик, но я никогда не работала по своей специальности, большую часть своей жизни посвятив рекламе, маркетингу и продажам. В 2001 году я познакомилась со своим мужем, который также как и я приехал в Санкт-Петербург из российской провинции и, также как и я, занимался продажами. Что касается переезда за границу, тогда ни один из нас не думал об этом — жизнь в Питере нас вполне устраивала, мы были счастливы в браке, много работали. Но в середине 2000х мы начали путешествовать по Европе, организуя свои поездки самостоятельно, без участия турагентств. Это позволило нам почувствовать вкус европейской жизни, поскольку живя в съемных квартирах, а не в отелях с организованной группой, ты, всё-таки, имеешь больше возможностей ощутить себя не туристом, а местным жителем. И каждый раз, возвращаясь из очередной нашей поездки, я испытывала глубокое чувство дискомфорта от погоды, серости, уставших лиц петербуржцев на улицах и в метро. Меня перестала устраивать российская еда, я ловила себя на мысли, что мне “невкусно”. Мы везли с собой чемоданы еды из путешествий, в течение месяца всё это съедали, а потом, когда привезенная еда заканчивалась, я понимала, что мне нечего есть. В итоге мы раз в неделю стали мотаться за продуктами в Финляндию или в соседнюю Прибалтику, и это как-то позволяло мне удовлетворять свои потребности в качественных продуктах. Я понимаю, что для нормальных серьезных людей всё вышеперечисленное  — это не повод менять страну, но мы, видимо, оказались не слишком серьезными. Пожалуй, основным толчком для нас послужило рождение дочери. Я именно тогда ощутила насколько Россия недружелюбна по отношению к детям. Причем это недружелюбие проявлялось не только со стороны государства, но и со стороны простых людей: когда дочка, привыкнув к радостной улыбчивой публике в Европе, пыталась также вести себя с нашими соседями или людьми на улице, они просто на нее никак не реагировали. В общем, всё это в совокупности навело нас на мысль о том, что нужно подыскивать себе другую страну для жизни. Кроме того, от российской политики стало дурно попахивать, поэтому в январе 2014 г. мы начали активно серфить интернет в поисках страны, подходящей для переезда.

ДОбро пожаловать

Мы рассматривали практически все страны и континенты: Азию, Европу, Америку — можно сказать, что это был хаотичный поиск информации по соцсетям, по знакомым, которые когда-то куда-то переехали. Азия и Америка отвалились очень быстро, исходя из соображений экономических возможностей, расстояния и разницы в менталитете. Список стран сузился до знакомой нам Европы. Мы реалистично смотрели на вещи и понимали, что уехать по работе нам не светит нигде. Мы не были какими-то востребованными на международном рынке специалистами.  Я на тот момент уже не работала, у меня был небольшой бизнес, но, в принципе, я была свободным человеком. Муж, у которого тогда была собственная маленькая компания по продаже напитков, тоже планировал сменить сферу деятельности. Он вдруг увлекся кулинарией и винами, готовить ему нравилось настолько, что он практически освободил меня от этой обязанности, тем не менее, пока дальше увлечения это не заходило. Так или иначе, мы решили, что единственный подходящий вариант для нас это выбрать страну по душе, теплую и поближе к морю, приехать туда, осмотреться и открыть свой бизнес. Какой именно бизнес мы на тот момент тоже не знали, поэтому все наши знакомые крутили пальцем у виска и говорили, что так никто не уезжает, что мы никому не будем нужны и так далее. Меня же всегда удивляло, почему люди думают в этом направлении, и что значит “мы никому не нужны за границей”? А кому мы нужны в России кроме самих себя? — Отношение к людям здесь унижающее достоинство, малый бизнес душат. Мы понимали, что и в Европе нам придется столкнуться с бюрократией, но, по-крайней мере, она там будет одинаковая для всех и в не такой унизительной форме.  Вот, с этими мыслями мы в итоге вышли на Португалию, в которой мы никогда до этого не были даже туристами, но которая, во-первых, подходила нам по климату, а во-вторых, в интернете на разных форумах стала всплывать информация о том, что в Португалии очень легко и дешево открыть свою компанию, зарегистрировать ее и работать в качестве предпринимателей. Весь январь мы занимались поиском информации, и уже в конце месяца у нас были куплены билеты в Лиссабон, куда мы собрались съездить на пару недель на разведку.

Семья

Был конец марта 2014 г. Мы надеялись, что прилетим из питерской зимы в лето, но Лиссабон нас встретил стеной проливного, непрекращающегося несколько дней дождя.  Мы приехали без зонтов, выйдя из такси, мы моментально промокли насквозь. Когда я стояла возле дверей нашей квартирки на нулевом этаже, мне казалось, что вот сейчас я открою дверь, и вся вода, стекающая по улице, зальется в помещение. Гулять идти не хотелось, но мы, все-таки, заставили себя выйти из дома следующим утром. За два дня прогулок по улицам, по которым текли реки воды, у нас испортилась вся обувь, пришлось покупать новые пары. Вероятно, если бы не погода, город произвел бы на нас более приятное впечатление, но тогда нам ужасно не понравилось в Лиссабоне. Проторчав в столице три дня, мы решили поехать на другое место в надежде, что, может быть, там нам будет лучше. И тогда мы сняли домик в деревне, недалеко от Лиссабона, чтобы просто пожить деревенской жизнью. В принципе, еще находясь в России, мы уже чувствовали себя уставшими от жизни в мегаполисе и даже обсуждали перспективы возможного переезда загород. Поэтому сельская жизнь нас не только не пугала, но наоборот казалась привлекательной. И вот в этой деревне счастье пришло в наши сердца. Мы увидели пасторальные пейзажи, пасущихся овечек, при этом, в отличие от русской деревни, здесь не чувствовалось никакого упадка. Здесь было ощущение полного покоя при наличии прелестей цивилизации, радость на лицах у людей, добродушные старички в кафе на улицах. И мы оба как-то сразу поняли, что абсолютно точно мы хотим жить в Португалии и абсолютно точно мы хотим жить в деревне.

У нас не было никаких накоплений к моменту отъезда, поэтому единственным вариантом для нас было продать свою российскую квартиру, чем мы немедленно и занялись. Продавали мы ее полгода, поэтому пришлось отложить наш отъезд — мы думали, что уедем летом, но реально смогли осуществить это только в ноябре. Поскольку у каждого из нас, как у большинства жителей Санкт-Петербурга, была в наличии шенгенская финская виза, мы планировали въехать в Португалию по ней, остаться там на 90 дней (максимально допустимый срок по визе), а за это время  определиться с жильем, встретиться юристом и решить формальности, связанные с организацией бизнеса. Такой был наш план. Но ему суждено было измениться. Мы приехали и, заразившись португальской неспешностью и медлительностью, вместо того чтобы сразу решать какие-то вопросы начали просто жить. Два месяца мы колесили по Португалии, объехав ее с севера на юг и с запада на восток, благо страна небольшая, так что нам удалось побывать во всех самых знаковых её местах. Проблема была в том, что мы никак не могли выбрать, где нам остаться жить. Куда бы мы ни приезжали, везде нам казалось, что вот оно, то самое место. И после двух месяцев такого  кочевничества мы поняли, что остается один месяц, а у нас еще ничего не решено. Поэтому мы наконец-то встретились с юристом по делам иммиграции. Именно она вернула нас с небес на землю, сказав, что так дела здесь не делаются, что шансов на ведение бизнеса без знаний португальского языка и местного менталитета, а главное, без какой-либо идеи, у нас нет, и что единственно подходящий для нас способ остаться в Португалии легально — это найти работу и получить вид на жительство по трудовому контракту.

К такой постановке вопроса мы вообще не были готовы: как найти работу, когда мы давно уже нигде не работали, кроме как на себя, когда в стране безработица, и даже местным сложно найти работу, не говоря уже об эмигрантах. Но самое главное, за месяц до возвращения в Петербург мы поняли, что мы совершенно не готовы к этому морально, поэтому по совету юриста мы поехали в Лиссабон, и мой муж принялся за поиски. Он решил поискать работу в ресторане, предлагая свои услуги в качестве повара или помощника повара, но никто не готов был его брать. Он искал работу не очень активно,  жизнь в большом городе для нас оказалась весьма суетлива и неэффективна. Она отнимала много сил и предлагала много развлечений. С квартирой тоже получилось неудачно — хозяйка вдруг передумала сдавать ее на долгосрочный период, так что нам срочно пришлось искать новое жилье. И в тот момент, когда мы уже совсем отчаялись найти подходящую нам квартиру, волею случая нам подвернулось место, где мы сейчас и находимся. Где-то на Facebook я краем глаза увидела, что в регионе Алентежу, в деревне есть резиденция, принадлежащая португальской пожилой паре, проживающей в Лиссабоне. Они искали семью, которая могла бы бесплатно проживать в их деревенском доме, а взамен содержать его в порядке и ухаживать за садом. Это не было оплачиваемой работой, но это была возможность для нас бесплатно жить в прекрасном месте. Мы очень быстро встретились с хозяевами резиденции, и уже через несколько дней поселились там.  

Дом

Мы переехали  в начале марта, и уже в апреле мой муж вышел на новую работу. Возможно это было чудо, но ему повезло устроиться пекарем на предприятие, обеспечивающее хлебом, булочками и печеньем все окрестные деревни. Это было первое место, куда обратился мой муж в надежде на трудоустройство, но ему отказали, сказав, что никаких вакансий сейчас в компании нет, но ему обязательно позвонят, если таковые появятся. И действительно, буквально через несколько дней мужу перезвонили из этой пекарни — к нашему счастью в доме в тот момент находилась хозяйка, которая смогла выступить в роли переводчика — и сообщили, что готовы с ним встретиться и пообщаться более предметно. В итоге уже через месяц после некоторых формальностей муж вышел на работу. Кстати сказать, он одновременно рассматривал два предложения о работе, еще один из ресторанов им заинтересовался в преддверии туристического сезона. Но поскольку при поступлении на работу в пекарню предполагалось полное оформление всех необходимых нам документов, муж предпочел устроиться именно туда. И вот уже почти два года он трудится пекарем в португальской глубинке, куда нас привела сама судьба. С одной стороны, можно сказать, что это было чудо, с другой стороны, тот факт, что муж после нескольких неудач не опустил руки и продолжил активные поиски, безусловно повлиял на успех в этом деле. Кроме того, вдруг оказалось, что у мужа есть склонность к изучению языков. До переезда он никогда не занимался языками и едва мог сказать несколько слов на английском, который учил еще в школе. Муж, который всегда был уверен, что у него нет способностей к языкам, погрузившись в среду, почувствовал кураж и стал впитывать в себя как губка всё, что слышал от местных жителей. И если я до сих пор не могу приобрести словарный запас, достаточный для решения бытовых вопросов, муж уже способен решать их самостоятельно на португальском языке и помогать мне в моих делах. Он может говорить на любую тему и, разве что, не пишет также свободно.  

Лес

Мы живем на территории национального парка, недалеко от границы с Испанией. Здесь не везде разрешено осуществлять строительство, здесь постоянно ведутся археологические раскопки, находятся исторические памятники. И государство выделяет  неплохие деньги муниципалитетам как для содержания этого заповедника, так и для привлечения молодежи в эти места, поэтому наш регион нельзя назвать бедным. Нам удалось устроить дочку в отличную государственную начальную школу поблизости. Детей часто возят на различные экскурсии и мероприятия бесплатно: в Лиссабон, в зоопарки. Нам сразу предоставили семейного врача. Дополнительные медицинские услуги тоже ничего практически нам не стоят. Все это оплачивает муниципалитет и система страхования. Тем не менее, народ не особенно охотно готов жить в деревне, молодые люди все стремятся уехать в город. Но мы счастливы в своем одиночестве, городской образ жизни нам уже не по зубам. Сейчас нашей девочке четыре с половиной года, и я вижу, как ей хорошо здесь.  Каждое утро она медитирует по-своему: она выходит на веранду, садится на ступеньки и смотрит на холмики, на деревья, на природу вокруг. И так проходит минут пятнадцать — двадцать. Я думаю, что она счастлива жить в деревне. Именно в таких условиях, на мой взгляд, должно проходить идеальное детство. Когда мы приехали в Португалию дочке было почти два с половиной года. Она очень быстро освоилась, ей нравится в школе. Сейчас она свободно говорит на португальском языке, правда, на русском разговаривает с ошибками.

Дочь в маках

Хотя до ближайшего побережья от нас примерно сто километров, мы часто выезжаем к морю в регион Алгарве, на самый восточный край его, ближе к Испании. Я обожаю Испанию и все, что с ней связано. Изначально мы думали уехать в Испанию, и хоть судьба нас привела в Португалию, Испания совсем рядом. Каждую субботу мы пересекаем границу  просто для того, чтобы посидеть в баре в испанской деревне, выпить там пива. Для нас это смена обстановки, другой язык. Мы начали изучать испанский, поскольку думаем, что когда-нибудь наша жизнь будет связана с этой страной. В моей внешности есть южные черты, поэтому португальцы, когда понимают, что я иностранка, прежде всего спрашивают, не из Испании ли я.

Анна спина

Мы очень позитивные люди и всегда относимся с долей юмора к любым злоключениям. Мне кажется, что и это тоже повлияло на положительное стечение обстоятельств для нас. Я всегда была уверена в том, что у нас все получится, несмотря на смену плана, и этот настрой, он безусловно сыграл свою роль. Сейчас, спустя два года, у нас начали появляться  уже конкретные идеи о бизнесе, которым мы хотели бы заниматься. Конечно, мой муж Андрей получил бесценный опыт работы в пекарне. В Португалии профессия-пекарь очень модная и весьма уважаемая, и мы можем это чувствовать в отношении к нам со стороны местных жителей. Да и само по себе то, что мы из большого города, из богатой ресурсами страны приехали в деревню в бедной Португалии, для наших соседей тоже удивительно и располагает их к нам.  У нас сложились с ними хорошие дружеские отношения, мы общаемся, все готовы нам помочь. Сама я веду сейчас очень расслабленный образ жизни, и мне это тоже нравится. Я продолжаю немного зарабатывать, ведя тот небольшой бизнес, который у меня был в Санкт-Петербурге. Кроме того, у меня в этом году состоялся первый опыт продаж в Португалии, когда я помогла нашему соседу реализовать лавандовый мёд, который он производит. Здесь растет очень много дикой лаванды, она еще более ароматная, чем французская лаванда, и из нее местные жители делают мед. Наш сосед сертифицированный пчеловод, он много раз угощал нас своим чудесным медом. И я подумала, почему бы не предложить этот мед русскоязычной диаспоре, живущей в Португалии. В результате мы продали сто двадцать килограмм его меда, но, думаю, мы могли бы и больше. В этом году мы планируем продолжить эту деятельность, набраться опыта, чтобы в дальнейшем иметь возможность начать делать что-то свое. Наш сосед подарил нам улей, и теперь мой муж с удовольствием обучается работе с пчелами.   

Выпечка

Что мне больше всего нравится в нашей новой жизни? Наверное, в первую очередь мне приятно именно ощущение новизны этой жизни. А в остальном, мне нравится абсолютно всё: чистота, деревенский воздух, синее небо Португалии, а ночью — огромные яркие звезды, которые невозможно увидеть, живя в большом городе. В последний раз такие же крупные звезды я видела летом, в своем детстве, в нашей деревне в Белгородской области. Меня радует отсутствие толп людей, и то, что те люди, которых я тут встречаю, расслаблены и дружелюбны. Первое время от этих ощущений я буквально плакала от счастья. Мне нравится спокойствие вокруг и то, что я могу какое-то время ничем не заниматься. Мой собственный опыт говорит, что самые умные мысли приходят в мою пустую голову в состоянии покоя. В нашей семье я, можно сказать, движок. Я все время что-то придумываю, а муж меня поддерживает, за что ему большое спасибо. Я довольна, что наш  ребенок живет в уютной, спокойной и теплой стране. Я не испытываю ностальгии по родине, благо для общения с друзьями и близкими сейчас есть доступные средства связи. У нас появились и русскоязычные друзья в Лиссабоне, с которыми мы регулярно общаемся. Единственный момент, который меня тревожит — это то, что мой старший сын остался в России. Ему на момент нашего отъезда было семнадцать лет, он учился, у него были друзья, и он категорически отказался ехать с нами. Но сейчас я могу быть спокойна за него, поскольку он уже вполне самостоятельный, у него уже практически своя семья, и он регулярно приезжает к нам. Конечно мне хотелось бы, чтобы он находился где-то рядом с нами, хотя бы в соседней стране, или пусть даже в Европе, но я понимаю, что давить на него и принимать решения за него я не имею права. Возможно когда-нибудь он сам созреет для этого.

 

1 Comment

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s