Интервью. Великобритания. Апрель 2016

Одно из первых моих интервью для журнала «Тут и там» с моей дорогой интернет-подругой Наташей Бенуа. С Наташей мы познакомились несколько лет назад на Facebook и как-то сразу подружились. Наташа была исключительно талантливым, честным до неудобства человеком, бескорыстным и помогающим. Она была острой на язык, временами жёсткой,  но очень ранимой и чувствительной душой.  Неделю назад Наташа оставила этот мир,  проиграв раку, трудно поверить в это, но даже самые сильные иногда уходят.

Всё, что осталось у нас — это воспоминания. И её интервью от 2016 года.

Я тебя не забуду, Наташа!

………………………………………………………………………….

Наташа Бенуа. Великобритания

91nud1sGnaOP1pLcmaQO5bEQ4fj2bzhQhmFVpPfsMxUpaUDqMbVQb4kiOQP_R9LNV9oSLRNt0L7lJs1oQbxzepDHsIpousXTzEja60T56XoSkuieALkgSm0lh_dBWmjjoRCFtjGS (1347×898)

Я уехала очень давно, почти 23 года назад.  Не знаю, помнит кто-то или нет, но в то время в России был очередной всплеск антисемитизма и мне стали поступать звонки с угрозами и разными гадостями в мой адрес. Примерно в то же самое время в Нижнем Новгороде активизировался Сохнут (израильское агентство, которое организует и поддерживает не только переезд евреев в Израиль, но и проводит различные мероприятия по улучшению жизни евреев в разных странах). Папа, хоть сам и не был религиозным евреем (большего атеиста поискать надо), но об этом как-то узнал, и предложил мне уехать в Израиль. Вот с этого и началось моё путешествие по миру.

Я помню, что надеялась попасть в школу в Израиль и сдавала экзамены в Сохнуте, но мне сказали, что для школы я уже не подхожу по возрасту (на тот момент мне было почти 18 лет и я уже успела поучиться на радиофаке в университете), поэтому я выехала по другой программе.

В Израиле мы попали в кибуц (еврейская сельскохозяйственная коммуна), где я стала работать в курятнике. Работа в кибуце неоплачиваемая, за нее мы (новые олим, приехавшие по программе) получали еду и возможность проживания в кибуце. Совсем небольшие деньги выдавались нам на руки, но их не хватало даже на сигареты. Из Нижнего Новгорода нас было 27 человек, включая моего одноклассника (который теперь живет в США), подругу и будущего первого мужа.

Страшно не было, наверное потому что в 18 лет ты не осознаешь того, что надо бояться, весь мир для меня был открыт. Скорее, было как-то бесшабашно и весело. В кибуце я провела месяца полтора, после чего сильно растянула руку, подняв тяжелый лоток с яйцами и едва не уронив его. Поскольку работать там я больше не могла, нам с моим другом пришлось уехать в Хайфу. Не потому, что этот город был чем-то особо привлекателен, просто это был  ближайший город к нашему кибуцу. Сняли там квартиру. Как вспомню сейчас эту квартиру, оторопь берет. Работать приходилось где придется, я хваталась за любое дело, включая отмывание здание Техниона (Технологический Институт в Хайфе) после пожара. Потом, по совету моего друга, я обратилась в модельное агентство «Гарбо», куда меня в итоге и приняли. Там я училась и совмещала работу модели и офис-менеджера. Не могу сказать, что после этого мы стали купаться в деньгах,  начинающие модели получают копейки, да ещё мой парень разбил чужую машину, и все мои сбережения ушли на выплату долга. В конце концов мы с ним решили вернуться в Россию, где я вышла за него замуж .

В России мы прожили около года, я работала в детском саду, начала учиться в педагогическом институте, он работал в Сохнуте в охране… когда родители мужа снова стали звать нас обратно в Израиль. Не могу сказать, что тогда мне очень хотелось возвращаться, но мне казалось, что мужу там будет легче, рядом с семьёй.

Смогла ли я добиться там успеха в результате всех моих жизненных перипетий? Я поработала в должности заведующей крупным мебельным магазином в Иерусалиме, я окончила с отличием колледж Microsoft, получив специальность сертифицированного инженера сетей, сама заработала на большую квартиру в пентхаусе. С первым мужем у меня не сложилось. Думаю, мало у кого вообще может что-то сложиться с лентяем, а он был ортодоксальный лентяй. Единственное, что он хотел делать, это сидеть на диване перед телевизором. Поскольку вечно так продолжаться не могло, я ушла. На развод он согласился только при условии, что я оставлю ему купленную мной квартиру. Для меня на тот момент было важнее развестись, чем отсудить деньги и имущество. Так что я даже спорить не стала, просто подписала все бумаги, клятвенно заверила судью, похожего на Санта Клауса, что никаких материальных претензий не имею, и сбежала из той жизни навсегда. И не жалею ни о чем, так как считаю, что все эти события привели меня в итоге туда, где я сейчас.

С моим мужем Славой мы познакомились в Израиле, он был выходцем из Литвы, иммигрировавшим в Израиль и работал парамедиком в скорой помощи. В 2004 году у нас родилась дочь.

Израиль достаточно благополучная страна, если забыть о постоянном состоянии войны, в котором она находится. Ты живёшь в этой войне, но ты можешь вести себя бесшабашно, пока ты молод и отвечаешь только за себя. Но, когда у тебя появляются дети, становится невозможным не думать об этом. Ты начинаешь испытывать ответственность за маленькую жизнь, которую ты дал. Когда родилась наша дочь Ника, мне стало страшно. Очень страшно. Все эти теракты, ракеты, взрывы… В один момент, как будто у меня открыли шлюз в мозгу, и я начала понимать, насколько это опасно. И перестала спать. Я спала по паре часов в сутки, было очень тяжело, все мои мысли были о том «если вдруг сейчас что-то… Что делать, куда бежать и как прятаться?». Это сводит с ума. В таком состоянии я находилась два с половиной года, когда мой муж понял, что я дошла до критической точки, и мы приняли решение уехать из Израиля. Израильтяне счастливы тем, что они могут поехать практически в любую страну Европы без визы и проживать там полгода. А поскольку Слав, мой муж, был еще и гражданином Литвы, которая на тот момент (2007 год) уже была членом ЕС, то он мог свободно перемещаться по Европе с правом работать. В результате мы начали жизнь в Англии, можно сказать, с чистого листа.

Почти все имеющиеся у нас накопления мы закрыли на год в банке, чтобы не тратить, чтобы получить проценты, чтобы научиться выживать. Мы сняли квартиру в двух часах езды от Лондона. Поначалу были очень тяжелые времена, Слав не мог работать по специальности, поскольку в Англии совершенно другая система оказания скорой помощи, и ему нужно было бы иметь британский диплом для работы в этой сфере. Так что, я была дома с Никой, а ему приходилось крутиться. Он работал где мог, работал ночами, нанимался на почасовую работу. Было очень тяжело. Было голодно. В таком режиме мы жили полгода, пока мужу не повезло найти хорошую постоянную работу. Слав пошел на собеседование на работу по обслуживанию туалетов в парках. И его туда не взяли. Сказали, что его опыта вождения автомобиля в Англии недостаточно для мытья толчков, которые надо было забирать из парка, перевозить на базу, мыть и увозить обратно. И это оказалось большой удачей, поскольку буквально через несколько дней его взяли на должность логистика в крупную компанию, занимающуюся производством стекольной продукции, в которой он работает уже девять лет. После этого жизнь пошла на взлет, мы переехали в дом, предоставленный нам по государственной программе. У нас родился второй ребенок, сын Сашка. Мое состояние здоровья не позволяет мне устроиться на работу, но я с удовольствием занимаюсь детьми, домом, садом, творчеством, делаю бижутерию на заказ, тату-мехенди, постоянно учусь и осваиваю что-то новое. С нами в доме живут четыре кошки,  гигантские улитки и куры (куры, понятное дело, не в доме, а в курятнике). В общем, скучать мне некогда.

На момент переезда в Великобританию, мой муж говорил по-английски, иначе бы его не взяли на работу (на такую работу). Что касается меня, я учила его  уже будучи в Англии. Да, приходилось объясняться на пальцах, вспоминать выражения и фразы, услышанные где-то, но страха выйти из дома из-за языкового барьера у меня не было никогда. Просто сказала себе «если ты не сделаешь ошибку, её не исправят».

Британское общество очень отзывчиво: если ты приветливый, то и к тебе будут приветливы, если ты улыбаешься, то и тебе будут улыбаться. Возможно поэтому все кругом улыбаются. Я не думаю, что материальный достаток  как-то разделяет общество, снобизма мы не ощущали никогда. Уж скорее плевок снобизма можно получить от кого-то малообразованного бенефитчика, чем от человека среднего достатка (или совсем даже не среднего).

Конечно, британцы менее шумные, чем израильтяне, они более воспитанные. Не в том смысле, что всегда говорят «спасибо» и «пожалуйста», это естественно и для израильтян, а в том смысле, что они следуют правилам, и куда более терпеливые. Если в Израиле, когда загорается желтый свет, тебе в спину сигналят, то в Англии даже если ты стоишь на зеленый, никто не будет возмущаться. Если можно избежать открытого конфликта, его предпочитают избежать, но если конфликт неизбежен, то никто не будет называть дерьмо «овсом, пропущенным через лошадь», это совершенно точно.

Я не испытываю ностальгии по России, я скорее считаю Израиль своей родиной, по нему я жутко скучаю. Я стала тем, кем стала, именно в Израиле, а не в России. Хотя, возможно, я скучаю по себе той, на пятнадцать — двадцать лет моложе, бесшабашной, беззаботной. Наверное, в Англии мне не хватает шума. Мы, израильтяне, более шумные, мы громко смеемся, громко разговариваем, у нас больше эмоций. Веселиться и вкусно поесть мы все умеем! Тем не менее, я не жалею, что уехала. Я считаю, что пыталась защитить своего ребенка. А в  России последний раз я была в 2010 году, после долгого отсутствия у меня было что-то вроде культурного шока. Мне показалось, что люди более агрессивные, злые. В Англии, когда ты пересекаешься глазами с человеком, он улыбается. В России люди либо отводят взгляд, либо смотрят на тебя волком. Не все конечно, но в среднем. В Англии окружающим все равно, толстый ты, или худой, как ты одета и накрашена, в России ты все время должна соответствовать каким-то стандартам. Простой пример – из-за болезни я поправилась после рождения Саши. В Англии, невзирая на свой вес, свой возраст, я себя всегда ощущала королевой. В России, я внезапно оказалась «за рамками форматов», признанных в обществе, даже друзья-знакомые отпускали мне замечания «ну не расстраивайся, ты еще похудеешь», хотя до этого я вообще не чувствовала того, что должна как-то комплексовать по этому поводу.

На данный момент я считаю Англию своим домом, нам здесь хорошо и спокойно. Тут ты можешь быть уверен, что тебя в любой ситуации поддержат и не бросят. Англия — это социализм с человеческим лицом, здесь все делается ради человека и для человека, и это чувствуется с первой минуты…

_________________________________________________________________________________________

 

14 Comments

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s